Сельским хозяйством в Енисейском уезде до 20-х годов  прошлого столетия практически не занимались. Как свидетельствуют документы, население жило исключительно промыслами,  уходили на прииски,  часть  занималась охотой и рыбной ловлей, часть ямщиной: как легковой гоньбой по тракту, так и перевозкой тяжелых грузов  золотопромышленникам. В своем очерке о состоянии сельского хозяйства в районе  участковый агроном  Копалов в 1926 году пишет: «После голода в 1921 году между крестьянами района укрепилось убеждение о необходимости основательно заняться земледелием, и, начиная с того времени до настоящего дня, добрая половина хозяев нашего района все свое благосостояние основывает на возделывании зерновых хлебов...».  В одном из отчетов при характеристике состояния уездного сельского хозяйства отмечалось: «...достаточное количество земли, трудность ее обработки, возможность заняться пчеловодством, разного вида промыслами – это должно способствовать объединению хозяйств в кооперативы,  но темнота, косность населения, в которой живы старые традиции, является главной помехой этому...». 
Велась пропаганда и агитация к организации и поддержанию первичных сельскохозяйственных кооперативов, для чего на первых порах предлагалось предоставлять им кредит. В указании Окружного земельного управления говорилось: «В связи с развитием сельскохозяйственного производства и перестройкой крестьянского хозяйства на новых культурных основах является совершенно необходимым правильное и бесперебойное снабжение населения с\х машинами и орудиями. Для того, чтобы каждое  культурное хозяйство, каждый крестьянин мог купить машину, необходим льготный отпуск инвентаря в кредит...». В Енисейском уезде тогда уже имелось пять кредитных товариществ по снабжению населения инвентарем, самым простейшим: сенокосилки,  конные грабли, сеялки, бороны... Согласно постановлению Совета труда и обороны государственным, кооперативным предприятиям, а также крестьянским коллективам в рассрочку продавались трактора. Но нашим беднейшим первым  артелям об этом даже и не мечталось.
          В 1926 году в Енисейском районе были образованы и зарегистрированы первые объединения крестьян. Под номером 1 в журнале регистрации  уставных товариществ района  стоит товарищество, организованное Каргинским земельным обществом под названием «Каргинское машинное товарищество». Дата образования – 12 января 1926 года. В товарищество   вошли в основном середняки: 9 из 19 членов, 5 бедняков, 3 служащих почты, счетовод, мастеровой. Середняки были  довольно зажиточные. Районом  деятельности  товарищества были селения Каргино, Савино, Сотниково,  Усть-Тунгуска, Накладовка, Стрелка, Коновщина.  Кооперативное товарищество учреждалось для «совместного приобретения и использования сельскохозяйственных машин и орудий». Кроме того намечалось эксплуатировать маслобойню и мельницу.  Следом было образовано еще одно машинное товарищество – Маклаковский «Опыт».
          Енисейский районный  исполнительный комитет обратился  с товарищеским письмом к пчеловодам района с предложением объединиться в товарищество для поднятия пчеловодческой отрасли, чему способствовал и рост пасек в районе. В письме разъяснялись все выгоды коллективной деятельности.  В июле 1926 года   пчеловоды Енисейского района создали свое  товарищество.  Цель  деятельности они видели в снабжении членов товарищества  необходимыми для пчеловодства предметами и товарами;  сборе, хранении, переработке и сбыте их продукции;  предоставлении им кредита как деньгами, так и натурой (ульи, вощина и прочее); распространении среди своих членов различных знаний по пчеловодству  и др.
          Этим же летом в городе Енисейске была учреждена трудовая производственная  артель по переработке  продуктов полеводства под названием «Сухо-овощ».  Коллектив был организован для  совместного занятия сушкой и переработкой овощей. В докладе представителя артели на заседании бюро сельскохозяйственного совета 13 июля 1926 года сказано: «В настоящее время  организовалась артель из 8 административно-ссыльных, желающих вложить в это дело до 3000 руб. с производительностью от 3 до 6 пудов продукции в сутки. Из предлагаемых на осмотр бюро образцов сушеного картофеля, свеклы, свежей и кислой капусты видно, что по качеству своему наша продукция не уступает московской, а в отношении картофеля даже ее превышает.... Сбыт продукции обеспечен и в дальнейшем  расширение дела несомненно повлияет на развитие в районе огородничества...». Необходимо было подыскать помещение под производство,  под «завод», как сказано в докладе. В списке же кооперативных организаций  предприятие значится как «овощесушильня».
          15 сентября 1926 года в отделе местного хозяйства Енисейского райисполкома был зарегистрирован Устав Енисейской кооперативно-промысловой артели «Возрождение». «Артель имеет целью организовать средствами и трудом своих членов совместное хозяйство для переработки  конопляного семени  на масло, производство типографских изделий и выполнение типографских заказов, оборудовать мельничную установку..., выкормление рогатого скота из отходов маслобойного завода на убой и снабжение населения мясом, устройство пасеки и разведение посевов: конопли, льна, рыжика, подсолнуха и др. с применением машинной силы...»,- написано в уставе промартели. 
          Как видим направления деятельности первых товариществ были довольно разнообразны.
В письме Красноярского краевого земельного управления за январь 1926 года значится: «Привлечение крестьянских средств в виде вкладов и вовлечение в общий товарооборот сельскохозяйственной кооперации большой части с\х продуктов района требует, чтобы двери в кооперацию были открыты и для высших имущественных групп крестьянства. Одновременно с этим с этим необходимо отметить, что в органах управления не должно быть места представителям высших имущественных групп крестьянства, а руководство сельскохозяйственной кооперацией должно быть сосредоточено в руках бедняцкого и  середняцкого крестьянства...»  Допускались  поначалу в кооперацию и лица, лишенные избирательных прав. Вступающий в товарищество  обязан был уплатить «вступной» (вступительный) взнос и  паевой,  размер их устанавливался  решением общего собрания.  Так, например, в Маклаковском машинном товариществе размер членского пая составлял 7 рублей, вступительного 50 копеек. «Все члены отвечают по делам Товарищества своими паями, взносами и кроме того несут дополнительную ответственность в двадцатикратном размере стоимости пая» (Из Устава).
          Первые товарищества просуществовали недолго, год - два.  Главной причиной  их несостоятельности стали  финансовые трудности. Здесь примером может служить Каргинское машинное товарищество. В марте 1928 года уполномоченный товарищества Рычков написал письмо в Красноярское отделение Сельхозбанка, копия была направлена в редакцию «Крестьянской газеты».  В нем описаны все мытарства  нового, молодого и неопытного  предприятия, попавшего в кабалу Кредитного товарищества.  Невозможность своевременного  погашения  долга Селькредиту обернулось  тем, что кредитное товарищество отобрало у  общества  маслозавод и мельницу, которые были переданы Сотниковскому машинному товариществу. За бесценок было передано также имущество, приобретенное на личные средства членов товарищества.  Причины такого краха каргинцы объясняли и суровыми природными условиям – морозная зима, перемерзшая мельница, которая вместо запланированного дохода в  1500 рублей  дала лишь 100. Автор послания откровенно пишет и о том, что  «частично были промахи и недочеты в работе  по вине самих членов товарищества...».  Сказалось  неумение хозяйствовать по-новому, отсутствие грамотности в экономических и финансовых вопросах, контроля со стороны кредитных организаций. Надо помнить и о том, что все происходило в  момент страшной разрухи и бедности.  Это был первый и трудный, порой горький опыт сельскохозяйственных объединений района,  проложивший дорогу для других. В упомянутом журнале регистрации за последующие 1927-1929 годы уже записано более сорока  поселковых и сельских товариществ,  коммун, артелей, колхозов.  А в 1930 году пришла  и сплошная коллективизация.  
Директор МКУ «Енисейский районный архив»                                                                                       Л.П. Соломенцева