Советская власть в Енисейском уезде окончательно была установлена только в 1920 году после разгрома отрядов колчаковцев. 9 февраля 1920 года был сформирован Енисейский уездный революционный комитет – орган пролетарской революционной власти. Первым Председателем ревкома был избран Михаил Михайлович Дымовский. На первом заседании комитета главным пунктом стал вопрос о ликвидации земских учреждений и передаче всех их дел в отделы ревкома. Для «проведения в жизнь всех постановлений соответствующих высших органов советской власти, принятия всех мер к поднятию территории в культурном и хозяйственном отношении, объединения всей советской деятельности в пределах территории» при ревкоме было создано 11 отделов по самым различным вопросам деятельности: продовольственный, народного хозяйства, образования, здравоохранения, юстиции и другие.
Территория же, подведомственная комитету, была довольно обширная; в уезд входили Анциферовская, Яланская, Маклаковская, Пировская, Кежемская, Казачинская, Рыбинская, Бобровская и др. волости.
В Протоколе № 16 от 27 марта 1920 г. заседания Енисейского уездного Революционного Комитета читаем: «Слушали: О числе сельских Ревкомов в Енисейском Уезде. Постановили: Число сельских ревкомов определено: Для Анциферовской волости не свыше 7-ми, для Маклаковской – 8, Казачинской – 11, Бобровской – 6, Пировской – 6, Бельской – 6, Яланской – 5, Рыбинской – 3, Пинчугской – 5, Кежемской – 10. Из расчета 1-го Ревкома приблизительно на каждые 1000 жителей. Если окажется, что по географическому расположению селений или другим причинам возможно уменьшение указанного выше числа, то в целях сокращения расходов волостным Ревкомам представляется право уменьшить определенное число на сколько это представится возможным». Для организации волостных и сельских ревкомов из уездного комитета направлялись инструкторы, которые информировали население о происходящих в стране событиях, собирали сведения об экономическом и политическом положении в уезде. Всем должностным лицам, учреждениям и милиции предписывалось «оказывать всяческое содействие инструкторам при исполнении ими возложенных обязанностей». Документом, удостоверяющим личность командированного и его полномочия, являлся мандат.
Деятельность уездного революционного комитета определяла обстановка, царившая в уезде по окончании гражданской войны. Один из важнейших моментов – охрана порядка и общественной безопасности, пресечение контрреволюционных выступлений. Поэтому неслучайно на заседании Енисейского Уездного Революционного Комитета 26 мая 1920 года «Слушали: О разрешении крестьянам на огнестрельное оружие. Постановили: Предписать Волревкомам сдать все имеющиеся у них ружья, согласно приказа Увоенкома за № 312, временно выдача удостоверения на право иметь огнестрельное оружие может производиться под поручительством сельского общества и Волревкома только лицам вполне благонадежным из среды беднейших крестьян, в дальнейшем предложить Волревкомам создать трудовые охотничьи общества.
Не хватало продовольствия, промышленных товаров. Хлеб населению выдавался по норме, в некоторых волостях катастрофически не хватало соли, без неё пекли хлеб, портились рыба, мясо. Но даже в это трудное время власти в первую очередь думали о детях. На одном из заседаний Уревкома по представлению отдела народного образования было вынесено постановление о выделении кожи на 40 пар сапог и 30 пар ботинок для учащихся детей бедного населения, «которые за отсутствием обуви лишены возможности посещать школу».
Как отмечалось в одном из отчетов ревкома «стремление населения к знанию и свету заметно увеличивается, так что само оно принимает в этом живое участие», «культурно-просветительная работа в некоторых волостях процветает, замечается тяга крестьян к разумным развлечениям». Объявления уездного революционного комитета призывали граждан, «имеющих библиотеки беллетрического и научного содержания, а также музыкальные инструменты, сделать о том заявление в Енисейский уездный отдел народного образования...» Регистрации подлежали также имеющиеся у населения «какие-либо памятники искусства и старины, как то: картины, гравюры, скульптуры, старинные рукописи, иконы, мебель, фарфор, бронза...».
По документальным сведениям, в мае 1920 года в уезде имелось 66 школ, было зарегистрировано 4 народных дома, 17 изб-читален, 26 культпросветов. С целью ликвидации неграмотности открывались школы для взрослых, был проведен учет всех безграмотных от 14 до 50 лет. В то же время шло отлучение населения от религии. При ревкоме была создана комиссия по отделению церкви от государства. Духовенство продолжало вести метрические книги для записей актов о рождении, браке и смерти, несмотря на то, что 10 марта 1920 года был образован Отдел записей актов гражданского состояния. Пункт 4 объявления об открытии ЗАГСа гласил: «Только браки, зарегистрированные в Отделе записей актов гражданского состояния, порождают права и обязанности супругов. Браки же, совершенные по религиозным обрядам, но не зарегистрированные в Отделе, никаких прав и обязанностей не рождают и с октября 1917 г. считаются недействительными. Вступающие в брак должны достигнуть брачного возраста: мужчины 18 лет, женщины 16 лет. Вступающие в брак должны быть в здравом уме...». Отделение церкви от государства вызывало недовольство у части населения, особенно у крестьян. Согласно отчетам ревкома протесты жителей волостей вызывало также введение налогов и повинностей, от которlkых, как они считали, советская власть должна была их освободить полностью. Настроение населения характеризовалось так: «население большей частью пассивное по строительству новой жизни. Хотя и не проявляют открыто своего недовольства, но это наблюдается...». Усугубляла и без того тяжелое положение эпидемия сыпного тифа. При ревкоме была создана чрезвычайная комиссия по борьбе с заболеванием – «Учекатиф» С целью пресечения распространения эпидемии создавались передвижные «заразные бараки», предполагалось создавать отряды «вылавливающие больных». На заседании 1 марта 1920 г. Енисейского Уездного Революционного Комитета «Слушали: Представление отдела Здравоохранения об отдаче распоряжений о соблюдении сельским населением санитарных правил. Постановили: Предложить циркулярным распоряжением Председателям Волостных и сельских комитетов принять все меры к выполнению населением санитарных правил, как обеспечению самого же населения от появления эпидемических заболеваний».
Для помощи наиболее нуждающимся людям при ревкоме был создан отдел труда и социального обеспечения, выдававший пенсии, пособия, пайки.
Для строительства новой жизни, выполнения всех постановлений и решений органов вышестоящей власти нужны были грамотные и образованные работники. В опросных листах, сведениях о служащих отделов и подотделов Енисейского революционного комитета значатся: бухгалтер отдела народно-хозяйственного учета Отто Густавович Гюбнер, германский подданный; заведующий жилищно-земельным подотделом Алексей Петрович Иванов, амнистированный политический ссыльный секретарь финансового отдела ревкома Михаил Прокопьевич Миндаровский, бывший секретарь земской управы и многие другие «бывшие». На одном из заседаний Ревкома слушался вопрос «о возбуждении ходатайства об отсрочке от призыва на военную службу незаменимых работников из числа офицеров и чиновников армии Колчака». В протоколе № 19 от 3 апреля 1920 г. Заседания Енисейского Уездного Революционного Комитета находим: «Слушали: Телеграфное сообщение Губотдела Юстиции о том, что в Красноярске не имеется кандидатов в Народные судьи, почему на эти должности надлежит произвести назначение на кандидатов на месте. Постановили: На должность Народного Судьи 39 уч. Назначить бывшего Мирового Судью Александра Михайловича Шмуклер, сообщив об этом назначении в Губотдюстиции для утверждения дополнив, что для замещения остальных должностей Народсудей в Енисейском уезде кандидатов не имеется, потому просить таковых назначить из Красноярска. Тов. Шмуклер предложить немедленно вступить в отправление должности Народного Судьи».
Постановлением революционного комитета запрещалось совместное служение в одном отделе лиц, находящихся в родстве между собой. На заседании Енисейского Уездного Революционного Комитета 26 марта 1920 года было решено созвать на 20 апреля съезд представителей уезда; для присутствия на съезде вызвать председателей и секретарей волостных и сельских ревкомов, «о чем и дать знать по принадлежности с указанием цели съезда и порядка дня, а именно: а) цель съезда - Инструктирование сельских Советских работников по всем отраслям партийной и советской работы, а так же и для обмена мнениями о положении дел в деревне о советской работе, партийных организациях, настроения крестьянства, о роде творческих мероприятий в области Советского строительства» К рассмотрению предлагались следующие вопросы: текущий момент и международное положение; организация Советской власти на местах; конституция РСФСР; земельная политика Советской власти; продовольственная политика Советской власти; программа РКПБ и партийная работа на местах; военная политика Советской власти и Красная армия; трудовая повинность; всеобщее военное обучение; культурно-просветительная работа; выборы в Советы. В августе 1920 года Енисейский уездный революционный комитет был упразднен, функции его были переданы Енисейскому уездному исполнительному комитету, который и осуществлял всю полноту власти вплоть до 1924 до того времени, когда был создан Енисейский районный исполнительный комитет народных депутатов.

Материал подготовлен по документам, хранящимся в Енисейском районном архиве.
Директор МКУ «Енисейский районный архив» Л.П. Соломенцева