20-ые годы прошлого столетия стали тяжелым испытанием для русского народа. Неурожай 1921 года, гражданская война, последствия продразверстки привели к тому, что жители Поволжья и Приуралья стали ощущать нужду в самом необходимом – продуктах питания. Весь народ поднялся на помощь голодающим. Не остались равнодушными и жители Енисейской земли, которые отдавали буквально всё, что могли, чтобы помочь погибающим от голода согражданам.
Сохранились документы Исполнительного комитета Енисейского уездного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов по оказанию помощи голодающему населению Поволжья (протоколы, обращения, отчёты, сведения, списки).
Декретом ВЦИК Советов от 18 июня 1921 года была образована Центральная комиссия помощи голодающим (ЦК Помгол) как организация с чрезвычайными полномочиями в области снабжения и распределения продовольствия. Возглавил её председатель ВЦИК М.И. Калинин. Комиссии помощи голодающим создавались и при Центральных исполнительных комитетах республик, на местах образовывались губернские, волостные и уездные комиссии (в Енисейске образована Уездная комиссия)
В Енисейский исполком пришло разработанное Отделом Агитпропаганды обращение ко всем местным организациям Р.К.П., в нем читаем: «Голод охватил в Поволжье и Приуралье. Более 20 милл. населения, а считая и другие места, пораженные неурожаем, более 30 милл. человек. Государство напрягает все усилия, чтобы прийти на помощь голодающим». «Однако, - отмечается в обращении, - одной государственной помощи недостаточно. Необходима еще частная помощь всех трудящихся. 10 обеспеченных должны взять на свое попечение одного голодающего. Для населения, организованного в союзы, эта постоянная помощь должна выразиться в определенном ежемесячном отчислении жалованья и пайка; для крестьян в виде определенного отчисления продуктами. Эти отчисления дадут возможность установить для каждого рабкопа определенный «Бюджет Голодного Поволжья» и число голодающих, которых данный район может взять на свое иждивение. Этот бюджет передается в распоряжение местных комиссий помощи голодающим, для расходования согласно существующим постановлениям».
3 сентября 1921 года Енисейским уездным комитетом по оказанию помощи голодающим было разработано обращение непосредственно к жителям уезда.
Приведем выдержки из него: «Енисейцы, Россия охвачена великим народным бедствием. Засуха народила голод и нужду в Приволжских губерниях. Неурожай распространился на все хлебные злаки и охватил 10 губерний по волге полосою в 50 верст ширины и 1500 верст длиною. Не будет даже семян для будущего засева. 20 миллионов человек находятся под угрозой голодной смерти. Местами острое положение с продовольствием заставило крестьян съесть всю траву. Желуди, которыми питались свиньи, теперь уже считаются предметом роскоши.
Погибли хлеба и сенокосы, а остальное довершила саранча, которая тучами перелетает с места на место, пожирая все растения. Спутники голода болезни добивают несчастных, остающиеся в живых бросают своих детей и бегут в поисках хлеба. Енисейский уезд обязан принять до 5000 голодных.
Енисейцы! Да содрогнутся сердца Ваши от потрясающего ужаса великого народного бедствия! Медлить нельзя! Все граждане придите на помощь! Откройте двери жилищ ваших для приюта несчастных, оторвите от скудного питания вашего кусок хлеба для голодных. Согрейте обездоленных словом утешения и участия в бедствии их, и Вы окажете братскую помощь, которая сторицею вознаградится Вам.
Пожертвования принимаются зерном, хлебом, сухарями и др. продуктами питания, вещами и деньгами. По городу Енисейску в Комитете по оказанию помощи голодающим в доме Власова (Зеленая улица), а по волостям в Волостных комитетах».
Призыв власти помочь голодающим нашел отклик у жителей Енисейской земли. Первые результаты были отражены в докладе Енисейской комиссии помощи голодающим «о ходе поступлений и об отправлении продуктов, вещей и денег с сентября 1921 года».
Так, например, за сентябрь месяц поступило муки ржаной 37 пуд. 4 ф., овса – 21 пуд 21 ф., картофеля 60 пуд 13 ф., ржи – 24 пуд 30 ф. и проч., денег поступило 1336758 руб.
Жертвовали в пользу голодающих отдельные граждане (например, Елена Ивановна Коковякина 1560 руб., гражданка Постникова пожертвовала одну серебряную китайскую монету весом в 3 золотника, Коробейникова - 1440 руб. и т.д.)
Отдавали не только деньги и продукты питания, но даже столовые приборы. Так в ноябре 1921 года в отчёте по сбору пожертвований значилось: ложка дер. – 1, вилок столовых – 2, блюдцев чайных – 2, чашки глиняные – 1. Приносили и одежду. За октябрь месяц сбор по городу выразился в следующем: рубах нательных 1 шт., полотенец – 2 шт., носовых платков – 1, носков  – одна пара, ложек – 2 шт., и 28 пуд. 20 ф. картофеля.
Все собранные продукты питания отправляли в г. Красноярск для дальнейшей пересылки по месту требования. Для перечисления денежных средств Енисейским уфинотделом был открыт счет. Что касается вещей – все они передавались в товарообменную лавку при уземотделе для обмена на продукты питания, категорически запрещалось использование собранных пожертвований для «местных нужд».
Собирали средства в пользу голодающих и участники самых разных организаций, союзов и проч. Значительную лепту в дело помощи Поволжью внесли солдаты 7 роты 441 стрелкового полка, которые ежемесячно отчисляли половину своего скромного пайка на нужды голодных.
Так, например, в октябре 1921 года ими  было пожертвовано 11 пудов 32 фунта муки, а также денег – 22300 руб., вещей – кольцо серебряное, фуражки, перчатки.
Много среди солдат было тех, кто отдавал в буквальном смысле, последнее, что было. Так, красноармеец Степан Тарасов пожертвовал  фуражек – 3, полотенце холщовое – 1, две пары старых рваных рукавичек, носовых платков – 1, жилетку старую – 1.
Не смотря на гонения со стороны властей, церковь также старалась помочь голодающим.
В церкви Спасского мужского монастыря с 14 ноября по 14 декабря 1921 года производился сбор для голодающих Поволжья по воскресным и праздничным дням. 14 декабря производилась высыпка кружки «на голодающих», причем оказалось 34123 руб. 50 коп., каковые и были представлены в комитет для голодающих при Енисейском исполкоме.
В ноябре 1921 года Воскресенская церковная община, отправляет 10 000 руб., собранные в храме и по приходу.
В декабре 1921 года Яланская церковь отправляет в пользу голодающих 47454 руб.
Самые разные организации и союзы проводили сбор средств в помощь голодающим. Список их огромен, помогали действительно «всем миром», приведем лишь несколько примеров:
В ноябре 1921 года от служащих Маклаковского завода поступило муки ржаной 18 пудов. От правления Енисейского общества потребителей «Самопомощь» поступило 27214 руб.
Правление трудовой артели рыбаков в декабре того же года пожертвовало 36 000 руб. 25074 руб. поступило от служащих лесничества, от Енисейской электрической станции – 457554 руб.
Енисейское уездное политбюро пожертвовало 49300 руб. жалования за август месяц 1921 года. Свой Месячный оклад жертвовали и служащие Енисейского Упродкома (32638 руб.), рабоче-крестьянской инспекции, милиции, кожевенного завода, Енисейской типографии, Енисейского учводкультпроствета, Енисейского губернского союза кооперативов, коллектива Енисейской паровой мельницы, Енисейского участка водмилиции и проч.
От ком. ячейки Енисейского Уисполкома поступили вещи: рубахи нательные – 6, пиджак белый – 1, кофточка женская – 1, полотенец – 2, платьев детских – 1, перчаток – 1 пара и проч.
107 600 руб. поступило от служащих радиостанции Диксон., 485 000 от Енисейского Упрофбюро.
В Енисейск шли пожертвования со всех волостей: Анциферовской, Маклаковской, Пировской. Яланской волкомиссией с 01 по 08 ноября 1921 года проводился недельник, в результате которого было собрано деньгами – 263295 руб., овса – 35 п. 15 ф., лука – 230 шт., посуды глиняной – 17 шт., репы – 1 пуд, моркови – 2,5 фунта.
Чтобы увеличить сборы в пользу голодающих, в театре устраивались благотворительные спектакли, проводились воскресники, вечера.
Например, 16 октября 1921 года сборы за билеты на спектакль, и добровольные пожертвования за хранение одежды составили – 133 250 руб.
28 декабря – состоялся спектакль от учкультвода, где было собрано 1 017 000 руб. А 31 декабря 1921 года работникам гидротряда было организован  благотворительный вечер в пользу голодающих в Енисейском Совтеатре. Среди присутствующих проводилась лотерея,  осуществлялась продажа программ, сборы в зрительном зале, добровольные пожертвования за буфет – всего было собрано 5 024 554 рубля.
Но помощь голодающим от Енисейского уезда заключалась не только в отчислении денег и продуктов питания в земли Поволжья, но и в организации приема беженцев и переселенцев из пострадавших от неурожая районов.
Точное количество, переселенцев, приехавших в уезд, неизвестно. Из сохранившихся в архиве документов мы узнаем, что предполагаемое число беженцев, подлежащих вселению, составляло 4700 человек.
В Енисейском уезде был создан комитет по оказанию помощи беженцам, эвакуированным из голодающих губерний. Уже на втором заседании комитета был назначен особо уполномоченный по Енисейскому уезду Судленко и его помощник в селе Казачинском – Троицкий. Прибывали поселенцы по тракту Красноярск-Енисейск. Село Казачинское становилось главным распределительным пунктом. До конца навигации отправка беженцев производилась на пароходах. Главный питательный пункт был организован на распределителе.
Ввиду того, что главный контингент беженцев прибывал из мест, пораженных холерой, предпринимались специальные меры к тому, чтобы не допустить её развития. В докладе Судленко губздравотделу от 29 августа 1921 года читаем: «в ближайшее время ожидается через Казачинск 8000 беженцев и переселенцев. Экстренно командируйте в Казачинск медицинский персонал, медикаменты и оборудование для одного врачебного и трех фельдшерских пунктов».
Из протокола №7 заседания Губернской комиссии по оказанию помощи голодающему населению Поволжья от 03 сентября 1921 года следует, что «с 27 августа по 3 сентября в Енисейскую губернию прибыло  - 996 человек, проследовало дальше  415 человек, на карпункте – 160. Питание идет нормально. Норма выдачи хлеба 87, мяса 10 золотников, муки и соли из расчета 1фунт на месяц. Детям сахару по 4 золотника, кроме того детям выдается творог».
По пути следования беженцев по железнодорожным и водным путям организовывались питательные и карантинные пункты.
Пожертвования от Енисейского уезда продолжали поступать в пострадавшие земли вплоть до сбора урожая 1922 года. Енисейцы в буквальном смысле отдавали последнее, хотя и сами жили очень и очень скромно. В 1922 году Президиум ВЦИК отметил «гражданскую доблесть и самоотверженность сибирского крестьянства» и объявил благодарность за успешное выполнение продналога и активную помощь голодающим.
Со сбором урожая 1922 г. массовый голод прекратился, и местные органы помощи голодающим были распущены.