Необъятная Енисейская тайга, раскинувшаяся на  сотни километров, с самого освоения Сибири, строительства острогов, селений и городов была местом, где можно было и скрыться, и деревьев на избы навалить, и прокормиться. Несметное число живности, обитавшее в лесах, влекло  за добычей. После первого снега шли за трофеями в лес охотники с собаками.  В трудные и голодные 20-30-е годы прошлого столетия  пушнина, мясо животных было хорошим подспорьем в хозяйстве. И уже в то время новой советской властью дело пушнозаготовок было поднято на уровень важнейшей государственной задачи. Постановлением Президиума Енисейского райисполкома от 24 июня 1931 года функции регулирования пушного рынка и контроль за ходом пушнозаготовок всех видов были возложены на Енисейское районное отделение Восточносибирской краевой конторы по заготовкам пушнины и мехового сырья «Востсибсоюзпушнина». Само отделение в Енисейске было образовано еще в конце 20-х годов. В него входили Енисейский Пировский, Казачинский (отошли в 1931 году), Южно-Енисейский, Вангашский, Кординский заготовительные пункты. Районное отделение занималось заготовкой пушнины, мехсырья, щетины, волоса, пуха и пера, рогов диких животных, шерсти овечьей, а также второстепенных мясопрдуктов: кролик, заяц, медведь, дикий кабан, дикая коза, кабарга, сохатина. Совещание представителей отделения Востсибпушнины, Райинтегралсоюза и районного отдела снабжения от 9 июля 1931 года приняло решение «Развернуть среди населения широкую массоворазъяснительную работу о значении для социалистического строительства экспортных и в частности пушных заготовок… и приступить к заключению контрактационных договоров о поставке пушнины и боровой дичи...». Договоры заключались лишь с артелями охотников в составе не менее 3-5 человек; с отдельными охотниками в виде исключения, и лишь с теми, которые являются членами союза охотников. Заключение договоров с кулацко-зажиточной частью населения и снабжение ее товаропродуктами категорически запрещалось. Разрешалась от них покупка пушнины с отовариванием дефицитными продуктами в значительно меньших размерах, чем остальным охотникам.
На основании Положения об охотничьем хозяйстве РСФСР от 1930 года и обязательного Постановления Восточносибирского крайисполкома в целях рационализации охотничьего промысла и охраны зверей и птиц от охотничьего истребления Енисейский райисполком установил правила охоты, которыми было установлено, к примеру, что «правом производства охоты на территории Енисейского района пользуются все граждане, не лишенные этого права за злостное браконьерство, по достижении 14-летнего возраста при условии выборки ими особых охотничьих свидетельств в установленном на то порядке. Примечание: туземные охотничьи племена, проживающие на территории при Енисейском районе, освобождаются от обязанности выбирать охотничьи свидетельства, и на них не распространяется возрастное ограничение. Не занимающимся сельским хозяйствам туземцам разрешалась добыча и заготовка для собственного потребления, но не для продажи, копытного зверя и птицы и вне указанных сроков и при условии добывания разрешенными способами...» Правилами были запрещены общеопасные способы охоты, такие как, настораживание ружей и самострелов, рытье ям, разбрасывание отравы. Запрещалась охота на стадных животных при переправке их через реки, горные хребты, на тропах и всякая охота в течение всего года по всему Енисейскому району на самок и телят копытных (сохатый, северный олень). Волк, рысь, росомаха, дикая кошка и медведь признавались безусловно вредными на всей территории района и могли истребляться во всякое время и всякими, кроме общеопасных, способами. Разрешалась охота с научными целями и в закрытое для охоты время по особым разрешениям, выдаваемым лицам, ведущим научно-исследовательскую работу по изучению фауны края.
Делом организации промысла и заготовок в Енисейском районе в тот период занималось еще Енисейское кооперативно-промысловое товарищество охотников и рыбаков Красноярского окружного союза промыслово-кооперативных товариществ охотников «Красохотсоюз», образованное в июле 1928 года. Товарищество объединяло промысловиков в целях рациональной постановки охотничьего, рыболовного, звероводческого хозяйства, создания благоприятных условий для развития объединяемых товариществом промыслов, снабжения членов общества всем необходимым для ведения работы. Во второй половине 1932 года промысловое товарищество было реорганизовано в Енисейский районный промысловый союз охотников и рыбаков Райохотрыбаксоюз. В состав союза входили Енисейское, Стрелковское и Маковское отделения (их еще называли интегралами), промысловые колхозы и артели. Членами общества являлись и охотники-любители. Вступающие в союз обязаны были внести пай и уплатить вступительный взнос. Управление делами союза возлагалось на собрание уполномоченных, которое избирало правление – исполнительный орган союза. Охоткооперация занималась пушнозаготовками, заготовками ореха, дичи; мобилизацией средств, «коллективизированием и кооперированием промыслового населения». С целью обеспечения промысловиков продовольствием, промколхозам предопределялось сеять зерновые культуры, развивать огородничество, кролиководство, скотоводство, лесохимическое производство. Снабжение охотников, как правило, должно было начинаться с осени перед их выходом на охоту. В летний период оказывалась поддержка хлебом лишь тем охотникам, которые являются бедняками-батраками и середняками, не имеющими своих посевов. В колхозы направлялись уполномоченные. В круг их обязанностей входило следующее: вести заготовки пушнины, дичи, рыбы, ореха и разных второстепенных видов; получать товары от охотсоюза для стимулирования заготовок, мобилизовать средства, паи, вклады, собирать дебиторскую задолженность, вести разъяснительную работу среди пайщиков, вовлекать новых членов в охоткооперацию, заботиться о доброкачественности заготовок всех видов.
В 1933 году состоялся первый районный съезд уполномоченных Енисейского Охотсоюза, который отметил, что «охоткооперация принимала повседневное активное участие в деле пушнозаготовок, мобилизации средств, коллективизировании и кооперировании промыслового населения...». Было предложено «в целях лучшего обслуживания охотника культурно-массовой работой в низовках открыть библиотечки, красные уголки, радио и во все охотпункты выписать периодическую печать. В центральных местах охоты произвести постройку охотничьих домов к сезону охоты. Произвести учет наличия охотничьих собак по всему району с делением качества на три группы: лучшие, средние, худшие с указанием породы, а также выявить потребность собак для охотников...»
В сезон 1933 года выполнение плана заготовительными организациями выглядел следующим образом: барсук – 79 шт., белка – 114009, бурундук – 45430, горностай – 1128, заяц-беляк – 3665, колонок – 2880, соболь – 316, медведь –78, лисица красная –362, заяц земляной (тушканчик) – 2880, крыса амбарная –1850.
В план заготовок пушнины на 1938 год в список были включены кроты (21000 шт.), кролики (20), кошка домашняя (10) и собаки (5).
Отдельное внимание уделялось грызунам. На председателей сельских Советов и колхозов возлагалась обязанность «выделения и закрепления постоянных ловцов в количестве, обеспечивающем очистку социалистических полей от вредителей сельского хозяйства...» и максимальное использование на отлове грызунов сторожей, пастухов, мельников, бакенщиков и др., при заключении с ними соответствующих договоров. Сельсоветы и колхозы  должны были обеспечивать заготовителей средствами передвижения, продуктами питания.
В 1939 году охотников по району: 302 человека в системе потребкооперации, из них 144 по колхозам; 158 человек – охотники промыслово-охотничьих хозяйств, в системе Заготпушнины – 361 человек. В четвертом квартале этого года отмечается неудовлетворительная работа по подготовке к пушнозаготовкам.
Заготовители не ведут повседневной борьбы за воспроизводство пушных ресурсов, недостаточно развивают промысел таких видов как белка, лисица, горностай. Исполком Енисейского райсовета обязал сельсоветы и колхозы выделить потребное количество охотников на охотпромысел и «создать надлежащие условия семьям охотников, ушедших на охоту». А таким организациям как Усть-Питская транспортная контора и Епишинская база Енисейзолота, Енисейский и Маклаковский лесозаводы и другим организациям района не чинить препятствий охотникам-промысловикам и освобождать их временно от работы на производстве для целей выхода на промысел, с расчетом освобождения их за 15 дней до начала срока охоты...» Краевой конторе Заготпушнины надлежало принять меры к немедленной отгрузке товаров производственного назначения: железные печи, котелки, топорики, брезент, палатки.
Принимались меры и по сохранению некоторых видов животных. В сентябре 1938 года было принято постановление Президиума райисполкома «О мерах охраны ондатры от преждевременного отлова-отстрела». Запрещалась охота на ондатр. В водоемах, освоенных ондатрой, воспрещался лов рыбы в течение круглого года котцами, запорами и мордами. Запрещались продажа, хранение и покупка шкурок ондатры. Наблюдение за выполнением постановления возлагалось на охотоведа коопзверопромхоза, работников заготовительных организаций, лесную стражу, членов сельсоветов и органы милиции.
Меры, принимаемые для сохранения животных, давали свои результаты. Уроженец села Маковское, автор книги «Маковская сторона» Виктор Максимов пишет: «На моей памяти в начале 1950-х годов белок было так много, что летом и осенью они бегали по заборам деревенских огородов, а по утрам проснувшиеся собаки загоняли их на телеграфные столбы. Были случаи добычи лосей зимой прямо посреди деревни и около прорубей... Хорошие охотники были и среди русских промысловиков, но особенно искусными охотниками были аборигены – остяки. Насколько большое распространение и значение имела охота в маковских деревнях можно судить по названиям колхозов «Промысловик» и «Охотник». Это подтверждают и архивные документы, в которых встречается упоминание о существовавшей Енисейско-Кетской производственно-охотничьей станции (ПОС).
Источники: ф.Р-162.Оп.1.Д. 204, Л.48-49;  Д.267. Л.22-23; Д.406. Л.259, 380;  Д.407, Л.305, 397.  Ф.Р-5.Д.2.Л.88;  Д.3.Л.43-45, 168;   Ф.Р-6.Д.1.Л.29
Библиотечный фонд архива. В.С. Максимов «Маковская сторона», Тюмень, 2013,стр.105.
Директор МКУ
«Енисейский районный архив»                            Л.П. Соломенцева